Истории

Фикос

художник, муралист из Афин
Фикос

Фикос — современный афинский художник и муралист. Соединяя в своем творчестве античные и византийские традиции с актуальными смыслами и ценностями, он возвращает искусство обществу.

 

Я вырос в бедном районе Афин, в Вироне, на заре эпохи интернета и технологий. Этот район, как и многие другие, создан беженцами, прибывшими сюда после «резни в Смирне» («Великого пожара в Смирне»), которую турки устроили в 1922 году. Я потомок одного из таких беженцев.

В детстве я подрабатывал — раздавал городскую газету. Помню стариков: они сидели в пластиковых креслах возле старых домишек, улыбались и благодарили меня за газету. На весь квартал всего у пары человек были машины. Мы гоняли мяч по улицам совершенно беззаботно. Ни мобильных телефонов, ни тревог, ни преступлений. Прекрасное время, чтобы быть ребенком.

Из «греческого» во мне есть склонность все подвергать сомнению. Не из чувства противоречия, а из желания найти путь к Истине. Мы утратили эту философию после укрепления христианства. Оно же утверждает прямо противоположное: «Вот Истина, в ней нельзя сомневаться. Попробуешь — и тебя ждет ад». Дух античной Греции дал толчок развитию Ренессанса и Просвещения, которые сделали мир таким, какой он есть сейчас. И я лично очень благодарен за это.

«Геспериды», Рабат, Марокко
«Кентавромахия», Патры, Греция

Обычно художник не осознает, что именно он делает и почему. В последние годы я без определенной причины фокусировался на темах Эроса и Смерти. А недавно понял, что именно Эрос и Смерть вдохновляли все античное греческое искусство. Я оказался на том же пути, что и мои древние предки. 

В «Космогонии» Гесиода Эрос первым рождается из Хаоса, а в Элевсинских мистериях его называют Protogonos — «рожденный первым, первенец». Эрос — это творческий импульс природы, объединение элементов для рождения новых. 

С другой стороны, Смерть отправляет героев на Олимп или знаменует их превращение в созвездие. Смерть на войне приносит славу. Смерть завершает трагедию. 

Интересно, что две эти сущности часто изображались одинаково в поздний эллинистический период и после. Жизнь есть цикл между Эросом (Единение-Рождение-Творение) и Смертью.

«Потерянная любовь», Афины
Никосия, Кипр
Деталь

Мое искусство основано на античной и византийской живописи. Это наследие моих предков, контекст, в котором я рос. Однако повторение прошлого не входит в мои интересы, поэтому я сочетаю эти стили с современным искусством: иллюстрацией, графикой, стрит-артом. Мое видение и первопричину моего творчества можно назвать одним словом —  традиция. 

Мы живем в мире постмодерна: величайшей ценностью для художника стало самовыражение. Эта идея появилась одновременно с рождением модернизма. Современные течения (такие как импрессионизм, кубизм, экспрессионизм и другие) по сути своей —  взгляд на искусство через искусство. Эти художники разделяли образ на составляющие: свет, цвет, перспективу, экспрессию, а затем исследовали возможности каждого элемента. Импрессионистов интересовали свет и впечатление, кубистов — формы и анализ объектов. Все это эксперименты, поэтому они продлились всего двадцать-тридцать лет. 

И хотя модернизм был серьезным художественным течением с невероятно талантливыми художниками, которые создали некоторые из величайших шедевров в человеческой истории, после его появления зрители перестали взаимодействовать с традицией и превратились в наблюдателей эксперимента. 

Люди стоят в углу, ощущают дискомфорт или даже вину и пытаются представить смысл всего этого. Смущенные и запутавшиеся, они принимают на веру мнение элиты: историков искусства, кураторов и других экспертов.

Позже мы ощутили худшую сторону этого наследия в наших городах. Городские художники начали покрывать каждую стену актами самовыражения — не результатами эксперимента или глубокого поиска, а личным видением. Уличные художники в буквальном смысле делают что хотят.

К чему это привело?

Традиционное искусство преследовало (и продолжает) другую цель. Оно создавалось и существовало для общества. Оно изображало исторические, мифологические, религиозные и нравственные темы. В греческом языке творчество — это Demiourgia (Demos+ergon), то есть «работа для общества». В разные эпохи человеческой истории искусство изображало исторические, мифологические, религиозные и нравственные темы, т.е. все, что отражает общество, а не художника.

Вот почему я верю, что традиция — это необходимость.

Должны ли мы копировать мастеров прошлого? Конечно, нет. Традиция дает основу, с которой можно двигаться в любом направлении, обладая собственным, неповторимым стилем, и в то же время отражая состояние общества. Некоторые из таких художников — Стелиос Фаитакис в византийском искусстве и Му Пан в азиатском. Но их очень много по всему миру.

Бангкок, Таиланд
«Одиссея», Элевсин, Греция

Недавно я создал серию портретов современных известных греков — «Мы, новые греки». Возможно, в этом проекте отражен кризис идентичности современных греков. С одной стороны, мы не очень гордимся собой сегодня, не уважаем друг друга, эгоистичны. Мы в ответе за несколько европейских и международных неприятных рекордов: семь государственных банкротств с основания современной Греции, низкая урожайность, количество курящих. С другой стороны, мы невероятно горды достижениями предков, как будто сами постарались, да еще чувствуем, будто мир нам должен. 

Я начал эту серию портретов как напоминание: мы — не древние греки. Мы никому не дали демократию, не построили Парфенон и далеки от «духа античной Греции». Но мы тоже греки. Новые греки. Народ, который разбирается с массой проблем, но в то же время достиг многих результатов за последний век, и нам стоит ими гордиться. Достижения такого рода и представлены в моей серии через фигуры современных греков.

Йоргос Лантимос, режиссёр
Микис Теодоракис, композитор
Стефанос Циципас, теннисист
Яннис Адетокумбо, баскетболист

Возникло грандиозное недопонимание из-за нимбов в рисунках этой серии. Фигура с нимбом не обязательно означает христианского святого. Христианство освоило этот элемент, но не изобрело его. К тому же в Библии не упоминается «свет вокруг головы» (а вот у Гомера — да). Нимбы могут быть обнаружены во многих культурах по всему миру.

Хотя впервые форма светящегося диска над головой найдена в Египте и датирована примерно 1300 годом до н.э., нимб в знакомом нам виде появился в классическом периоде Древней Греции и соотносился с поклонением богу солнца — Гелиосу. Греческое искусство также впервые изобразило Будду и других индийских божеств, и опять-таки — с нимбом. В Римской империи возникла новая политическая система, и нимб стали использовать как отличительный элемент — для обозначения новых VIP: императоров. 

Вот почему римско-византийские императоры, такие как Константин, Юстиниан и другие, изображались с нимбом еще при жизни (хотя нимб над головой Птолемея Эвергета мы можем обнаружить в III веке до н.э.). Нимб не нес никакого другого смысла, кроме принадлежности к королевской семье, даже царь Ирод, отдающий приказ об убийстве младенца Иисуса, изображен с нимбом над головой! Христианство лишь переняло эту античную традицию в искусстве. 

Наконец, христианское искусство сложилось после IX века, когда закончилось иконоборчество. Иконы «победили», состоялся Седьмой Вселенский собор, на котором нимб не упоминался как атрибут святого. 

Искусство, религия, традиции, цивилизация — это эстафетная гонка. Одни передают эстафету, другие забирают. Я использую нимбы в их дохристианском значении, как отличительный знак важной персоны, ничего более.

Вся серия «Мы, новые греки» — в instagram @fikosantonios

 

 

«Герой», Альметьевск, Россия
«Земля и Небо», Киев, Украина
«Пегас и Беллерофонт», Сибиу, Румыния

Если я отправляюсь в поездку, времени на экскурсии у меня обычно мало. Из путешествий в России и Украину я запомнил ощущение сообщества. Мне бы хотелось наблюдать что-то подобное в Греции, где каждый думает и действует только в своих интересах. 

Российская и украинская художественная школа имеют долгую традицию и прекрасных художников. Некоторые из них — мои хорошие друзья: Waone, а также вторая половина распавшегося дуэта Interesni Kazki — Aec, Андрей Ремнев, Сергей Радкевич, иконографы Антон Дайнеко и Максим Шешуков. 

В Афинах я чаще всего бываю на Дионисиу Ареопагиту. Эта пешеходная улица соединяет храм Зевса Олимпийского с храмом Гефеста. Гуляю вдоль моря в районе марины Флисвос и Культурного центра Фонда Ставроса Ниархоса. После 10 сентября любой греческий остров — настоящий рай. Я горячо рекомендую Идру, это красивейший остров и совсем недалеко от Афин. 

Все изображения предоставлены автором.

Больше работ Фикоса вы найдете на его сайте и в инстаграм-профиле.

ЗАПЛАНИРОВАТЬ ПОЕЗДКУ
Афины
Истории
Василодимос
Теодору
«Сладости — моя жизнь. Сколько себя помню, я всегда находился среди запахов пекарни: миндаль, мед, сахарная пудра, роза, мастиха, ваниль... »
Василодимос
Теодору